GLOBAL RUSSIA+N

Понятие «глобальных русских» зачастую для широких масс несет негативный оттенок — перелетные птицы, искатели хорошей жизни, оставившие свою Родину во имя материальных или даже эстетических благ. Или же русские, сознательно отказывающиеся от связи и ассоциации с российским государством, борцы с ним. По другую сторону — апологеты, романтики «глобальности» русских, которые зачастую подчеркивают элитарность этой группы, ее прогрессивность и преимущество перед другими, выступая за любовь к свободе, продвижение идеи открытых границ и жизни без рамок — политических, идеологических, национальных. Однако мир нюансирован и сложен, черно-белых тонов для отображения реальности недостаточно.

менно поэтому в статье немного отойдем от «Global Russians» в трактовке журнала «Сноб», в 2008 году провозгласившего основной аудиторией тех самых глобальных русских, и расширим понятие. Заданный дискуссией РСМД возрастной ценз, ограничивающийся одним поколением постсоветских людей, стоит также несколько ослабить — «глобальные русские» как явление сформировалось далеко не в 90-х и, тем более, не в 2008 году. Это не столько вопрос исторического периода, сколько вопрос образа жизни, мироощущения и ценностей, а иногда и сложившихся внешних обстоятельств. «Глобальные русские» также совершенно не обязаны жить за границей, шаблонно в странах «сытого Запада», (хотя инициатор идеи Владимир Яковлев считает[i], что из России в принципе нужно выезжать, но это мы тоже оставим за скобками, поскольку этот тезис основывается на определенных политических взглядах автора).

Итак, кто они? Во-первых, под «глобальными русскими» предлагаю рассматривать всех так или иначе ассоциирующими себя с Россией и русским народом (а, значит, они близки к понятию Русского мира, как бы сами Global Russians скептически не воспринимали саму идею) независимо от места рождения. Это могут быть потомки волны эмиграции начала ХХ века и советских политэмигрантов, это могут быть дети постсоветского пространства, родившиеся после распада СССР, могут быть вчерашние трудовые эмигранты или временно выехавшие для учебы или изучения мира молодые студенты. Они могут даже проживать большую часть времени в России.

Во-вторых, важная особенность всех «глобальных русских» — это восприятие мира как единого целого, без разделений и границ, и мобильный образ жизни, отсутствие тесной привязанности к «родовому гнезду». При этом важно то, что их политические взгляды и восприятие России могут варьироваться (и здесь мы отходим от трактовки «Сноба») — от космополитизма (будь то Павел Дуров, Андрей Андреев или более классический пример Иосифа Бродского) до явно выраженного патриотизма или даже позиционирования себя защитником, апологетом российской власти и российской официальной позиции

Жизнь без границ, умноженная на мобильность современного мира и технологические возможности, становится синонимом свободы и открытости, плацдармом бесконечных возможностей. Возникает образ жизни в непрестанном движении, жизнь в динамике, постоянная готовность к переменам. Свобода и доступность (действий, знаний, приобретений, путешествий, услуг) как одна из главных ценностей жизни — это отличительная черта «Global Russians», особенно из поколения миллениалов. Неприятие способностей и талантов такого современника в одном месте ведет к его дальнейшему поиску себя в другом. Политически и идеологически эти взгляды можно отнести к либерализму, хотя сами они могут относить себя к другим политическим течениям. Особый акцент делается на эмансипации от границ и географической лояльности. Последнее зачастую затрудняет процесс самоидентификации и сохранения лояльности государству как институту в принципе.