Метафизическая организация орденского типа

Методология /
Выдержка из стенограммы передачи «Что делать?»

В.Третьяков – Зная проблемы нашей страны (о них попутно мы много говорили), и проблемы с эффективной работой нашего общества, государства, страны в целом, и всяких возмущений, которые с разных сторон идут… Судя по всему, вы склоняетесь к тому, что как раз вот такого конспирологического пласта управления у нас не достает. Допустим мы, здесь собравшиеся шесть человек, решили накануне 2008 года, исключительно в интересах сохранения российского государства – никакого свержения никаких конституционных строев мы не можем здесь планировать, ибо это антизаконно…

А.Дугин – Заговоры беззаконны, а не за пределами закона.

В.Третьяков – Александр Гелиевич, я предлагаю легальную игру. Не вводите меня… Исключительно ради совершенствования конституционного строя России, но, ощущая недостатки конспирологической части поддержания этого строя, мы, собравшиеся здесь шесть человек, решили с первого января начать какую-то работу, конспирологическую, в научном смысле слова. Первые два, три шага какие должны быть, чтобы работа была эффективной? Сергей Ервандович.

С.Кургинян – Первый шаг – это сбор когерентных людей, то есть людей верящих в одно и тоже.

В.Третьяков – Ну, вот допустим мы.

С.Кургинян – Ну, мы-то верим в разное…

А.Дугин – Но во что-то общее верим.

С.Кургинян – Ну, да, во что-то общее, но это уже рамки. Второе – это страсть. Это люди, которым действительно нужно.

В.Третьяков – Сколько их нужно собрать? Пять или пять тысяч?

С.Кургинян – Не больше двенадцати.

А.Дугин — Тысяч?

С.Кургинян – Человек. Как апостолов. Не более двенадцати. Ну, сколько там было тамплиеров, девять? Так вот, для каждой такой структуры… «Приорат Сиона» сколько человек? Семь, да?.. Это единицы людей. Это первое. Второе. Очень накаленный смысл. Третье. Каждый из этих людей становится оператором этого смысла. Четвертое. Он собирает свою семерку, десятку и т.д., тогда начнется цепная реакция и через какое-то время создается структура. Пятое. Она должна найти компромисс с другими структурами. Шестое. Должна произойти сборка. И эта сборка должна создать элиту. Не истеблишмент, а элиту. Мы слишком долго жили в ситуации истеблишмента, когда всё в жизни зависело от места в государстве. Элита независима!

В.Третьяков – Да. Я передаю дальше, другим этот вопрос, но только уточняю. Фактически вы описали создание любой организации, которая претендует на какую-то…

С.Кургинян – Без метафизики не обойтись.

В.Третьяков – Да, метафизика. И тайна еще должна быть.

С.Кургинян – Да, метафизика должна быть эзотеричной.

А.Нагорный – Мне представляется, что в нашей стране, с нашей историей, ничего невозможно сделать без повеления Всевышнего и первого лица. И в этом смысле попытки создать…

В.Третьяков – То есть проект ложится на президента?

А.Нагорный – Естественно – на центральное звено. И если это происходит, то это должна быть работа на разных направлениях, и создание разных групп по разным секторам общественной деятельности. Скажем, для меня очень странно, что наши крупные транснациональные корпорации, скажем, оперируя на Украине, поддерживают антироссийские силы. Затем возникает ситуация, когда можно создать некую коалицию, которая формально работает вне рамок некой партийной структуры.

В.Третьяков – Понятно. Александр Гелиевич, в эту схему что можно внести? Вот уточнение, что нужно завизировать у президента, но не выпускать в виде указа.

А.Дугин — Я вот хотел подчеркнуть такой момент, что такого рода структуры никогда не создаются с санкции государства, и никогда не обладают такой чисто рациональной, технологической моделью, иначе это будет как просто любая организация. В центре стоит некоторая, ну, если угодно, пусть даже косвенно, некая мессианская идея. Например, американцы осуществляют свою сетевую войну и свои глобальные конспирологические модели, исходя из manifest destiny, то есть «проявленной судьбы». Это судьба не только для них, для них это судьба человечества. Конечно, государство Америка, США, в этом участвуют, но скорее как инструмент вот этого более глобального, планетарного, исторического заговора. Без этой миссии, соответственно, этот заговор, который мы, в плане новогодней шутки или пожелания…

В.Третьяков – Заговор, не выходящий за рамки конституции.

А.Дугин – Позитивный, да.

А.Фурсов – С соизволения начальства.

А.Дугин – И причем, на глазах у публики. Я считаю, что самое правильное — создавать заговор на телевидении, чтобы о нем никто не знал, предупредив, что вы только слушайте и никому не говорите.

В.Третьяков – Это о том, как прятать иголку в стоге сена.

А.Дугин – Совершенно верно. Мы скажем, что мы создаем, только, пожалуйста, никому не рассказывайте, уважаемые телезрители. Значит, я полагаю, что должна быть великая идея, для которой Россия…

В.Третьяков – То, что Вы сказали, это только декорации, в реальности заниматься чем-то…

А.Дугин – Нет, это самое важное. Дело в том, что на самом деле, Россия не может быть центром заговора. Россия, и российское государство, и президент, и силовые структуры, ее потенциал и ресурсы должны рассматриваться как инструмент какой-то более высокой силы. Если мы не утвердим это вертикальное мессианское измерение, любой заговор будет заговором типа партийного, чтобы переделить существующие ресурсы. Настоящий заговор, подлинный и эффективный, делается ради высокой мистической цели, тогда он эффективен.

В.Третьяков – Понятно.

А.Дугин – Второй вопрос. Я думаю, что тут как раз тема количества. Количество должно быть минимальным, здесь я согласен полностью с Сергеем Ервандовичем. Должно быть какое-то ограниченное количество людей, которые резонируют с этой мессианской идеей. И эта мессианская идея для них является абсолютно непререкаемой истиной. То есть, они не прикрывают этой идеей что-то свое… Соответственно, они должны быть людьми немножко не от мира сего.

В.Третьяков – Искренними.

А.Дугин – Пассионариями, искренними, фанатиками, если угодно. Теперь дальше. С моей точки зрения, только рассматривая власть и государство, в том числе, и президента – и будущего президента, или прошлого президента, или какие-то грядущие формы правления, — как инструменты, как объекты манипуляции, только так можно добиться успеха этого заговора. Заговор существует только за счет внутренней энергии людей, стоящих в его центре, и не благодаря, а вопреки условиям и обстоятельствам. Ну, а дальше технологически, от фундаментальности этой идеи…

В.Третьяков – Технологию не надо, иначе…

А.Дугин –… начнется распространение довольно обычных действий, которые Сергей Ервандович правильно описал.

В.Третьяков – Да, ну это, видимо, ближе к такому английскому клубу, закрытому, якобы в гольф играют. Андрей Ильич,

А.Фурсов — Отвечая на Ваш вопрос, что нужно, я оттолкнусь от того, чего нет. Нет трех вещей сейчас: нет ума, нет воли и нет организации. Значит, что нужно в стране сейчас? Что я имею в виду под умом? Для того чтобы играть в мировой игре и быть субъектом, нужно, прежде всего, хорошо представлять, как работает современный мир. Наша современная наука очень плохо представляет (и наша элита, кстати, тоже), как устроен современный мир, что это такое. Прежде всего, это знания. Должны быть адекватные знания, которые должны вырабатываться. Второе – должна быть политическая воля. И третье – самая сложная вещь, это организация. Я предполагаю, что эта организация (не надо бояться этого слова) должна быть нео-опричного типа. Ну вот, а финал у вот этих организаций бывает открытый. В течение 100 лет, между 1825 и 1903 годом, поспорили между собой два русских: Грибоедов и Ленин. Грибоедов сказал: «100 человек прапорщиков хотят изменить правительственный быт России», и сказал: он в этом участвовать не будет. Декабристский заговор провалился. Другой русский человек, Ленин, сказал: «Дайте нам организацию революционеров, и мы перевернем Россию». Он попробовали, и у него получилось. Другое дело, что он жил в другую эпоху, в другой ситуации. То есть, успех или неудача нео-опричной организации зависит от многих обстоятельств.

А.Дугин – Но создавать ее необходимо в любом случае.

А.Фурсов – В любом случае надо. Но эта организация должна быть замешана круто на уме и на воле, то есть, на мужестве быть и на мужестве знать.

В.Третьяков – У меня к Вам, перед Мишей, маленький вопрос для уточнения. Не следует ли из того, что Вы сказали, что коммунистическая, большевистская партия, строго говоря, как группа единомышленников (мы сейчас не берем там деньги какие-то), как группа людей, желающих нечто новое сделать из России, и путем заговорщической работы получившая власть, она, став публичной властной силой, постепенно эту власть и потеряла. То есть, нельзя выходить на поверхность публичной политики.

(Спор)

С.Кургинян – Сталин не достроил Орден меченосцев.

А.Фурсов – Можно по-другому сказать: чем более публичной становилась КПСС, тем она становилась слабее.

С.Кургинян – Чем менее метафизичной становилась КПСС…

А.Дугин – Она могла становиться публичной, сохранив определенные части. И разрыв, потеря вот этого эзотерического зерна в СССР локализуется во времени 1953-56 годами.

(Спор)

С.Кургинян – Потеря орденской природы…

М.Леонтьев – Да, опричная организация, или нео-опричная, может быть создана только властью и она по принципу публична, куда ей деться. У нее могут быть какие-то непубличные функции, но она сама по себе публична. Я считаю, что Россия является достаточным проектом сама по себе, с точки зрения миссии и т.д. Для меня, например, [этого проекта] вполне достаточно. Что касается того, что нужно сделать. Я совершенно согласен с тем, что, решив какие-то текущие среднесрочные, краткосрочные задачи, которые связаны с неким этапом преемственности, можно заняться и нужно, необходимо заняться смыслами, то есть идеологией. И под эту идеологию (как она будет выстроена, мы сейчас этим не будем заниматься, это совершенно отдельная тема), под эту идеологию, в общем, и должен быть отработан принцип подбора элит. То есть, под что? Что есть элиты и какие они нужны? И тогда под этот принцип можно уже менять и государственное, политическое устройство страны, то есть в соответствии с этим принципом. А со всем остальным я бы согласился. Кроме того, что мне не кажется, что проект должен быть внешним по отношению к России.

А.Дугин – Метафизическим. Сама Россия должна рассматриваться как инструмент чего-то. Как для большевиков…

М.Леонтьев – Православное христианство для меня более метафизическое…

С.Кургинян – Это уже не Россия.

А.Дугин – И даже русское православие – это уже больше, чем Россия.

М.Леонтьев – Да, конечно, в этом смысле – да, больше…

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.