(11) Есть ли (в чём) предназначение России, миссия России?

В минуты и дни потрясений, когда осыпается именно то, что в обыденной жизни слышится постоянно и видится основодержащим, когда уходят привычные подпорки социального устройства, привычки заведённой жизни, именно в этих обстоятельствах вызовов и поступков человек остаётся наедине со своей основой, со своей глубинной сутью, со своей матрицей смыслов, где только и остаются незримые ответы и опоры, опоры понимания и общности. Человек остаётся наедине со своей мистикой бытия, с мистикой бытия своей общности…

То, что было в прежней социальной жизни определяющим, оказывается условностью. То, о чём человек не подозревал в себе, вдруг начинает говорить веско и спасаемо. Спасаемо в том числе для социума, для глубинных и привычных смыслов общества, для воспроизводства его основ, его самоидентификации. Начинает говорить то, что когда-то формировало общность, нечто исходное для данной группы людей, для народа в целом. Происходят поступки, которые как бы восстанавливают, утверждают общее самоуважение, общее смысловое бытие, общее ощущение/понимание устоев данного общества на данной территории. И это касается обычно вопросов и обстоятельств самых обыденных, касается вневременных аспектов бытия.

Состояние человека, диктуемое этой простотой и ясностью смыслов, и вспоминается-то потом с теплотой. Но не всё, производимое в этой «первородной толпе», потом хочет общество вспоминать. Общество «даёт 3 дня» на восстановление статус кво. Поступки бывают достаточно «нецивилизованными». А они часто-то и высвечивают то глубинное, что не видно в суете и блеске «нормальной» жизни общества.

В эти «3 дня» видно, что общество принимает в целом, принимает, как своё… и закрывает…

После войны на освобождённых территориях возникало определённое отношение к женщинам, которые оказывались в обстоятельствах личных отношений с оккупантами. И это отношение было разным во Франции и России. Во Франции этих женщин специально вылавливали группы «оскорблённых мужчин» и стригли наголо, удовлетворяясь этим… Это был «голос крови», голос оскорблённой идентичности, оскорблённого самолюбия. Общество (нация) хотело зачистить грех коллаборационизма, желало утвердиться в своей подлинности, в своей истинности…
В России между собой утвердилось именование такого рода женщин – овчарка. Но массового и публичного остракизма, принятого обществом, не было. Попробовал бы кто-то устроить подобный самосуд! Их более жалели, как и всех, попавших в жернова войны. Более стыдясь, что вообще враг оказался на родной земле! Мужчины ощущали вину за этих женщин, вину за землю…

Эти две реакции на одно событие сейчас кто-то будет оценивать с неких моральных позиций, с уровня морали. Но этот уровень в обществе опирается на нечто более глубокое. Люди-то по «устройству» одинаковы. Вопрос – на что они «опираются»? На какой слой!?

Слой «голоса крови», голос общего круга людей – это молодой слой. Как основной и предельный, он возникает в группе людей без материковой породы. На этом слое зиждутся пираты (которые слышат зов моря) и кочевники (которые слышат зов неба). А соединяет их голос крови, мистика крови.

Но глубже есть ещё один слой, материковый слой. Это уровень, голос которого может быть утерян с уходом со своего материка. Это слой голоса земли, мистики земли. И пока народы стоят на своей земле, пока сохраняют свою ценностно-смысловую матрицу, они слышат зов Бога.

Как помним, сердце (начало) Европы находится в земле Франков, в земле пиратов (в области нижнего Рейна). А потом туда пришли кочевники. Полуостров Европы – страна пиратов и кочевников. А геологическая платформа Русской равнины на протяжении всей истории была местом исхода цивилизаций. Материковый слой очень тонок у народов западной Европы; его практически нет. И лишь в России – в хартленде по терминам геополитиков – сохраняется этот древний слой защитников земли.

Это чувство земли, защитника земли действует даже независимо от места. Примеров заступнических войн русского воинства достаточно. А здесь можно вспомнить, как именно русские батальоны защищали в 1-ую мировую землю Франции, прикрывая Париж от наступающих «швабов» на самом трудном участке; где уже сами французы не стояли.

В обыденных обстоятельствах, в обыденной жизни все народы живут одними заботами. Но в испытаниях их смысловая суть, целевая суть начинает проявляться по-своему. Везде есть люди хорошие, и не очень. Речь – не об этом. Вопрос в том, какой голос начинает звучать в людях, когда они остаются перед лицом действительного для них вызова…. Именно у славян был обычай клятвы землей, было целование земли. А к земле обращались «мать сыра земля».

Но обладая чувством земли и вследствие этого, русские не смогли оформить рационально это ощущение, свои смыслы, своё бытие. Мать-земля передаёт идеал полной отдачи и вмещения. Растворившись в пространстве (и «упоительных вечерах»), русский человек бытийствовал, а не рефлексировал. И в Новые времена русская интеллигенция, прозревающая корни, оказалась малочисленна перед лицом русских интеллектуалов, узревших на Западе прогресс. А тут ещё страшная беда чуждой элиты, чуждого правящего слоя… Русские люди не успели сформулировать свой мир в полных объёмах, в механизмах; не смогли осознать, не смогли и оформить. Лишь времена последних вызовов подняли эту задачу, как общечеловеческую.

Россия и русские – парадоксальны. В своих просторах, они умудряется соединять крайности. Они вечно бросаются в крайности – не теории, а бытия – и перерабатывают, вмещают их. И это – не оправдание персональному уродству. Выборы-2011 в том числе показали уровень (состояние) людей, когда можно было, уважая себя и думая о будущем, поступать, как часть народа и как гражданин. Можно было противостоять обману, можно было не покупаться, не быдлятничать… Но и всё это уродство – заметьте, связанное с политикой – не отменяет глубинных процессов, заложенных в России, процессов, которые идут через Россию…

Был грех элиты, и теперь отторжение от своей ценностно-смысловой матрицы стало бедой народа. Стало таким вызовом, что именно общее изменение сознания, общее переформатирование народного отношения к своему бытию, подключение к тысячелетнему смысловому эйдосу и формулирование рациональных ответов на современные мировые вызовы позволят исправить общее плачевное положение. По глубине метафизического проникновения в природу человека/общества речь фактически идёт о Третьем завете… Это задача всего человечества, но решается она и может решиться в России, в практике её жизни.

Со стороны видится лучше, чем изнутри. При этом принадлежа общему миру/пространству, можно более чётко и без потери адекватности подвергать жизнь этого пространства анализу, структурированию. Со стороны нам оставляют ориентиры, реперные точки маршрута. Но маршрут проходить придётся тем, кто внутри.

В 1946 году на чужбине Н.Бердяев заканчивает книгу «Русская идея» строками:

«Русским чужда мистика расы и крови, но очень близка мистика земли. Русский народ, по своей вечной идее, не любит устройства этого земного града и устремлён к Граду Грядущему… но Новый Иерусалим не оторван от огромной русской земли, он с ней связан, и она в него войдёт. Для Нового Иерусалима необходимо… братство людей, и для этого необходимо ещё пережить эпоху Духа Святого, в которой будет новое откровение об обществе...»

А перед этим: «У русских – иное чувство земли, и сама земля иная, чем у Запада.»

<…>

С Древнего Рима, потом франков, мажордомов и Нового Рима, осознанная цель западного проекта – это Господство, Власть. И хороши для него те социальные технологии, которые в данное время успешно ведут к этому. До поры, до времени власть концентрировалась в духовной сфере (папство) и сфере феодально-королевской знати. Но прошли события длинного 17-го века (от «Возрождения» к «Просвещению»): протестантский раздел (2-ая половина16-го века), Венецианско-Нидерландско-Английские проекты, растянувшиеся на весь 17-ый век с Ост-Индских компаний и до частного банка Англии, вместивший Вестфальский мир с созданием принципа суверенитета и основы наций, вместивший воззвание эмпиризма, индукции, анализа и «знания – власти» от вороватого Ф. Бэкона (1-ая половина 17-го века), воззвание общества, как «войны всех против всех» от вульгарного материалиста Т. Гоббса (2-ая половина 17-го века) и воззвание «республики собственников» от Д. Локка, рабовладельца и акционера частного банка Англии, оформившие либерализм (идеологию человека самого по себе), и наконец лозунг ротшильдовских иллюминатов (и французских энциклопедистов) «Свобода-Равенство-Собственность(Братство)»…
Да, имея отвечающее эпохе чутьё и будучи прагматиками, они улавливали грядущие вызовы и формулировали витающие идеи. И осёдлывали их. Принадлежа единому миру, являясь частью его, они неизбежно выражали часть его идей, но. Но, гипертрофируя своими интересами, убирая другие стороны, абсолютизируя эти частности, интерпретируя в отдельном контексте и дискурсе, уходя из целостности в крайности, они искажали представление мира. Они искажали путь мира…

С конца 18-го века, как самостоятельная властная сила, то есть сила, имеющая свои технологии принятия общегосударственных решений – технологии демократии – заявила о себе финансовая элита. И в последующее время она направила свои силы на вхождение во властно-аристократическую традицию.

В 19-ом и 20-ом веках – с разницей примерно в 100 лет – произошло 2 знаковых события в трансформации власти, в их представлении и утверждении новых форматов/технологий господства; и форматов примитивизации («эффективности») общества.

1. После смерти королевы Виктории в 1885 году правнук первого Ротшильда получает титул лорда. Состоялся факт соединения в Англии финансовой и правящей ветвей власти. Интерес был обоюдный, господство стало более безусловным, более скрытым, более циничным, более двурушническим… После этого для господства денег были открыты все политические пути… В наше время уже и роли королевской части (королевской крови) в Господстве приходит на Западе конец. Подчинение элитной части прежней Традиции «финансовому тоталитаризму» шло вместе с подчинением ему – «финизму» – «товарной экономики»; шло 60 лет, начиная с ФРС, с 1913 года. Теперь главное – не «голубая» кровь», а «зелёная»… Поведение в отношении королевских особ со стороны президентов США и их жён, как вывески финансовой элиты, уже это показало.

2. Короткий период (около 15 лет) на Западе (в США) было 2 элиты, 2 представления в верхах об интересах и способе их достижения, в том числе об их проводнике… Оставалось представление об общем интересе нации и о государстве – проводнике и опоре этого интереса. И появилось энергичное представление (видимо под влиянием дзайбацу и «пожизненного найма» Японии, но уже с присущими западной культуре выделением технологического элемента, в данном случае для достижения мирового господства, и вычищением иных элементов) о корпоративной силе, соединяющей наиболее тесно, эффективно возможности власти и денег. Сбрасывание золотого содержания доллара (1971г.), импичмент Никсона (1974г.), подтверждение новой мировой финансовой системы (1975г.), Нобелевские премии Хайека (1974г.) и Фридмана (1976г.) явились сигналом силы новой элиты. (Небольшая ремарка: так называемая Нобелевская премия по экономике была учреждена центральным банком Швеции в 1969 году…) Оконтуривание интересов набором экономико-политических постулатов, то есть оформление идеологии, в данном случае названной нео-консерватизмом или нео-либерализмом, и последующий приход к власти Рейгана ознаменовали победу корпоратократии. В основных капстранах в начале 80-х пришла к власти предельно примитивная элита-могильщик, призванная зачистить всё противостоящее «золотому тельцу»: культуры, политику, всё многообразие, не влезающее в отведённый формат… Её холодно-насмешливый взгляд был настолько цинично властен, что, не имея адекватной ценностно-смысловой матрицы, и элиты СССР не смогли противиться…

В экономике наступила «эпоха монетаризма», свободы денег от производства. В политике наступила «эпоха прав человека» и «западной демократии», свободы от общества. В культуре наступила «эпоха толерантности», свободы от Себя, от действительной личности…
Толерантность – как прощение низости, животности, как вседопущение. Как потакание и даже защита низости, как снижение человеческой планки. «Снижение иммунитета» человечности – что и есть суть этого термина – направлено против божественного в нём, и против высокого понимания свободы. После чего уже стремление к высокому смыслу жизни будет восприниматься, как вызов всем, вызов той же толерантности. А потом вызовом станет и стремление к самой жизни…

Тайна личной жизни, тайна Личности будет смешна – для толпы. Но и верхи вынуждены будут подчиняться новым «словам»; и обязательно появится тот, за кем будет последнее слово. А вместе с чипизацией в социум войдёт тотальный контроль, тотальная интерпретация в интересах стабильности власти. Вся информация будет на «центральных серверах», но доступ к ней и интерпретация будет не у всех. Да и кому – среди гонки удовольствий – будет интересно этим заниматься и лезть в подробности проблем очередного «врага народа»… Это будет уже стадо.

Изощрённые силы нынешнего мирового субъекта столетия строили свои проекты, связанные с сохранением своего господства. Вопросы истины его не интересовали, истина, в том числе была подчинена одной цели – власти. И его предельно изощрённо-выхолощенное средство достижения этого стало его «ахиллесовой пятой», его «иглой в яйце в утке в зайце в…». Базой господства, в конце концов, стало именно и только экономическое господство. Потому в интеллектуальных и политических изысках у этого «субъекта» есть 2 запрета: никакой политической альтернативы, кроме «западной демократии» (а если появляется, то должно быть искажено внесением чужеродного для этой системы, прежде всего в опоре на эгоизм и гедонизм отдельных элементов) и никакой экономической альтернативы, кроме «либерального рынка» (а если появляется, то в искажении, уводящем в сторону и тупик, как было с марксизмом). Они хорошо изучили нижний этаж человеческой природы (ещё бы! – раз там прописаны). И создав на этой базе общественные науку и идеологию, они льстят «грамотности» своих неофитов, отводя им соответствующую роль. Экономическими проблемами, объективацией экономических событий, материальным расслоением они вновь и вновь рекрутируют своих адептов. При этом не надо цензуры. Искажённое сознание само будет воспроизводить нужные смыслы, «произведения искусства» и «борцов за свободу». Их односторонняя психология будет говорить то, что надо: свобода, деньги, достижения демократии. И они будут создавать, тиражировать эти идеи в разных обёртках для воспроизводства себе подобных, для легитимации себя. Прагматиков через учебники «Экономикс» и «Менеджмент» они буду превращать в мизантропов и циников, в крайне примитивных реалистов. Романтиков через разного рода фэнтези и исторические шлягеры они будут превращать в не-от-мирных конформистов. И останется тонкий слой, слой «высоких реалистов», способных действовать на основании фундаментальных ценностей и самостоятельных целей. Но «высокие реалисты» будут интересны как раз только «субъекту»… И легион его добровольных пособников, к сожалению, не кончится, пока новое мировоззрение/парадигма сути человека и мира не высветит всю ложь и примитивность их понимания.

Так что глубинное в природе человека противостоит всему этому? «Голос крови», «мистика крови» этому не противостоит (в чём и пагуба для «западного человека»). Нецелостность всегда разрушается. А формой этой нецелостности являются и крайности какой-то идеологии, и отсутствие предельной глубины смыслов. Тогда беспринципный противник, держивор и лжец, любую вроде бы силу крайности сможет использовать против неё самой. Так и толерантность используется против «мистики крови».

И только укоренённость человека в «почве бытия, как такового», только открытость смыслам бытия и вопрошание о смысле, только ощущение защитника земли, только «мистика земли», «голос земли» способны противостоять этому зверю. Только такой «глубинный эйдос» сохраняет шанс выхода из кругов тьмы животной. Только целостность нельзя изменить извне, нельзя извне исказить.

* * *

Не раз – а во весь путь книги – убеждался, что физические встречи приходят, когда ты уже встретился. Переживание рождает и познание, и встречи…
Тема начиналась с отдельного услышанного слова Бердяева о «мистике земли» и сформулировалась почти полностью – так множество цитат из появившихся текстов встало рядом. (Я не искал их специально в Ру-нете – кроме Бердяева, да и то после остальных.) Приведём эти «свидетельства» о предназначении России, об её Идее, Смысле.

Г. Климов говорит (http://gklimov.livejournal.com/208932.html) о значении спасения России.

«Русь имеет такую древнюю историю, с которой не может равняться ни одна страна, ни один этнос. Последние исследования американских, немецких и российских учёных говорит о том, что здесь наблюдается непрерывная эволюция этноса на протяжении минимум 50 тысяч лет. Для сравнения древний Шумер и древний Египет возникли всего лишь 5 тысяч лет назад. Собственно Русь – это колыбель человечества. Именно из Руси в те или иные времена ушли в разные стороны переселенцы, которые сформировали все многообразие мировых культур…

Пока существует Русь – у человечества есть шанс избежать деградации и вымирания. При изучении древнейшей истории становится очевидным, что периферийные цивилизации со временем затухают и им требуется новые пришельцы из центра Евразии. …Именно на Руси происходит непрерывный процесс преображения человечества, который формирует новые цивилизации. Они слоями расселяются по планете. В этом есть смысл эволюции ноосферы…

<Власть> опирается на «культурное ядро» общества, которое включает в себя совокупность представлений о мире и человеке, о добре и зле, прекрасном и отвратительном, множество символов и образов, традиций и предрассудков, знаний и опыта многих веков. Пока это ядро стабильно, в обществе имеется «устойчивая коллективная воля», направленная на сохранение существующего порядка. Подрыв этого «культурного ядра» и разрушение этой коллективной воли – условие революции. Создание этого условия – «молекулярная» агрессия в культурное ядро…

Так как нам спасти Россию? Вопрос здесь даже не столько в спасении русского этноса и связанных с ним народов России: татар, башкир, марийцев, чеченцев, мордвы, карел и др… Вопрос стоит в спасении самого механизма эволюции, который до сих пор обеспечивал возможность выживания людей на планете. Без этого постоянного преображения, может запуститься иной, зеркальный, механизм деградации… Светлый поток мы должны противопоставить тёмному потоку. Их гегемонии мы должны предложить свою гегемонию. Их «молекулярному» процессу мы должны противопоставить свой «молекулярный» процесс невидимого, малыми порциями, изменения мнений и настроений в сознании каждого человека… Светлые силы сильнее тёмных.»

Последним строкам Бердяева из «Русской идеи», процитированным в начале этого текста, предшествовали следующие строки.

«Русская мысль, русские искания начала XIX в. и начала XX в. свидетельствуют о существовании русской идеи, которая соответствует характеру и призванию русского народа. Русский народ – религиозный по своему типу и по своей душевной структуре… Русские люди из народного, трудового слоя, даже когда они ушли от православия, продолжали искать Бога и Божьей правды, искать смысла жизни…

Русская идея – эсхатологическая, обращённая к концу. Отсюда русский максимализм. Но в русском сознании эсхатологическая идея принимает форму стремления ко всеобщему спасению. Русские люди любовь ставят выше справедливости… <В народном православии> больше свободы, больше чувства братства людей, больше доброты, больше истинного смирения, меньше властолюбия, чем в христианстве западном… Русские искания носят не душевный, а духовный характер…

Русская идея есть идея… братства людей и народов... У русских моральное сознание очень отличается от морального сознания западных людей, это сознание более христианское. Русские моральные оценки определяются по отношению к человеку, а не к отвлечённым началам собственности, государства, не к отвлечённому добру. У русских иное отношение к греху и преступлению, есть жалость к падшим, униженным, есть нелюбовь к величию… Они ищут не столько организованного общества, сколько общности, общения, и они малопедагогичны.

Русский парадокс заключается в том, что русский народ гораздо менее социализирован, чем народы Запада, но и гораздо более… открыт для общения. Возможна мутация и резкие изменения под влиянием революции… Но Божий замысел о народе остается тот же, и дело усилий свободы человека – оставаться верным этому замыслу.

Есть какая-то индетерминированность в жизни русского человека, которая мало понятна более рационально детерминированной жизни западного человека. Но эта индетерминированность открывает много возможностей. У русских нет таких делений, классификаций, группировок по разным сферам, как у западных людей, есть большая цельность. Но это же создаёт и трудности, возможность смешений. Нужно помнить, что природа русского человека очень поляризованная. С одной стороны – смирение, отречение; с другой стороны – бунт, вызванный жалостью и требующий справедливости…

У русских – иное чувство земли, и самая земля иная, чем у Запада. Русским чужда мистика расы и крови, но очень близка мистика земли…»

В «http://auroville.ru/page.php?page_ID=317&log_ID=2147480698339388195» И. Боголюбов пишет следующее.

«Душа России – это Великая Индивидуальность, которая через наш народ, через нас, простых людей, причастных ей своими «малыми душами», искала, ищет и будет искать пути выражения своей миссии, своей идеи, своего плана, который скрыт от наших глаз и ушей и только через наши очищенные и горящие святым пламенем сердца, может быть проявлен на Земле-Матушке…

Русская Идея… в самом глубинном её смысле – это тот Высший Прототип, который Русская Душа, Душа России должна воплотить, проявить в мире, на Земле, и тем самым исполнить свою миссию, божественную задачу, которой Создатель наделяет все свои детища, от малого до великого, без исключения…

Я понимаю под <Русской Идеей> высший, божественный замысел – Царство Правды, а конкретнее – модель существования на Земле такой формы государства, такой системы устройства и управления страной, жития народа, которая опирается на Законы Правды и несёт их в себе…

Только в нас скрыт ключ к воплощению Русской Идеи. Только в нас лежит Путь нисхождения из тайных высей бытия к проявлению на Земле, в России, давно манящего и желанного Царства Правды.»

А.Проханов говорит (http://gidepark.ru/user/alexandrprohanov/article/480100) о проповеди России.
«Россия – мессианская страна, а русские – мессианский народ. Они задуманы Богом и созданы мировой историей для того, чтобы предлагать человечеству иные пути и напоминать о возможности иного бытия, основанного не на насилии и смерти, а на справедливости, любви и бессмертии. Эта длящаяся веками райская проповедь, исходящая из России, невыносима для Запада, является мучительной для него укоризной. И на эту укоризну Запад отвечает нашествиями. Он идёт в Россию не для того, чтобы завоевать русские чернозёмы, алмазы и углеводороды. Он идёт сюда, чтобы прекратить эту проповедь, навсегда перечеркнуть историческую альтернативу, которую Господь предложил человечеству на случай, если выбранный историей путь окажется тупиковым и до конца израсходованным.»

Поверить внутреннему голосу о том, как должно быть. То есть не говорить чужими словами, а говорить, как на сердце, просто, простыми словами. Поверить голосу сердца. Это есть та истина, которая живёт в нас, в русских. Она – не обыденна, но для нас единственно реальна. Без неё мы – никто. Нам – так жить…

А чтобы не обмануться, верить надо плодам. В социальной жизни – Личности и проекту. Объединяться только на объединяющем всех практичном варианте созидания. Собираться – под конкретику. И расти в этой конкретике. А те, кто знает побольше – целостно и полно – должны нести конкретную ответственность. Спрос должен быть со всех.

А основной принцип проектирования – это Целостность-Системность-Гармония, то есть наличие цели и восхождение к ней, соответствие частей целому, соразмерность целого и частей. В социальном проектировании это «3 блага» (по А.Зеличенко) вместе: благо человека, благо общества и благо человечества (Бога). Проект строится от «Идеального проекта» в Сверх-реальном данной цивилизации – к реальному способу (порядку) его реализации в существующем социуме.

И если проект – не фэнтези, то у него всегда есть реальные носители, соответствующие ему по своей ментальности, культуре (идеологии), традиции… Носители дела – или реальные, или придуманные (сформулированные не по глубинным основаниям).

Конечно, надо определяться и в отношении проектируемого (представляемого) будущего к реализму нынешнему, реализму реализации… Заложенное здесь космополитическое будущее – это самый большой заложенный в настоящее нереализм. Это то, что делает Запад, и на что он напоролся. Проект должен нести конкретные ценности и смыслы; а они могут быть связаны только с конкретной культурой, с конкретными реальными носителями.

«Русский мир», как понятие, включает очень ядровые ценности; как раз противостоящие западному проекту; и тем универсальные. Это действительно Мир
. Чем его (на каком уровне) можно разбавить?

И не причём тут этничность! Это не самое глубокое для этого понятия, и определяющего (необходимо-достаточного, заключающего) отношения к нему не имеет. «Русский мир» – это явление культурно-мировоззренческое. Оно – не политическая поза. Такая поза – как раз у тех, кто говорит, давайте придумаем и заменим слово «русский» на какое-то другое. Самое близорукое – угождать политической позе; тем, кому просто не нравится вроде как чреватое последствиями слово «русский». А есть другая действительная (!) идентификация того, чему наследуем? Есть другое такое действительное, что реально было в истории? Или оно безымянно и ничьё? А ведь имя здесь – это защита. Или снова – «советское»? Тогда при какой-то беде именно мировоззрение останется беззащитным…

«Русский мир» – это название (имя собственное) хроно-пространственному (гео-историческому) бытию, связанному с Русской равниной и русской культурой, запечатлённому в памяти народов, связывающих себя с этим хронотопом и формирующих тем самым общую ценностно-смысловую матрицу и общую судьбу.

Россия переболела за человечество многими социальными болезнями. И только очень здоровый народ мог всё это выдержать. (По выродкам судить не надо. Если бы они составаляли соль и суть, народ бы не выдержал и не победил в тех мясорубках, которые устроили ему западные доброжелатели.) Но главный её ответ остался ещё впереди. И дать его надо будет всем вместе, всему человечеству.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.