(9) «Я» и «Мы». Национализм и нация.

«Я» и «Мы» – фундаментальная для Человека координатная линия. Как лежащие в основе деятельности, эти категории/стороны требуют от человека гармоничного их вмещения, пропорциональности. То есть требуют осознания своей природы. Причём постоянной рациональностью это не решается…

Эти координаты проявляются и в том фундаментальном, что нет отдельного феномена «Человек», а есть – «Человек-Общество»; а ещё точнее – «Человек-Общество-Бог».

В связи с этим и в связи с «тройственностью формирования человека» хочется сейчас акцентировать следующее. В продолжающейся сумятице понятий необходимо ещё и ещё раз установить строй «национализмов».

Во-первых, нация и этнос, народ – это не одно и то же. А совсем определённо, они – совершенно разное. В наше время это видно отчётливо. С возрастом, с вызовами и ответами, со зрелостью, с проектами разных субъектов народы создают свою нацию. Именно так, народы – нацию; оглянитесь в историю. И на этом понимании сделайте основное разделение между этими понятиями. Может быть и «народ – нация», но это – как часть правила «народы – нация»…

И каждый человек с возрастом, с вызовами/делами, со зрелостью начинает понимать, чем главным руководствоваться или чего он гражданин: или своей культуры/родины, или некого клана, или просто денег; то есть служителем чего является: или истины добра/сложности/ответственности, или силы/простоты/реактивности, или выгоды/упрощения/деградации. (И кстати, сейчас вопрос именно в осознании этих «простых средних», в направлении их позиции в ту или иную сторону.)

Отсюда, хотя «национализм» – это ощущение/декларирование родства некой этнической группы, он имеет разный привкус. И он – разный – имеет исторические корни.

Человек всегда и естественно ощущал себя относящимся к некой семье одного языка, но как такового «национализма», вроде квази-идеологии не было; потому что не было таких заострений, проблем. (Вот как и сейчас – «Нет у вас проблем с секс-меньшинствами? Значит – будут. Акцентируем.») Чем хвалиться то, чем выделяться? Так от рождения, у всех. Пойди-покажи – чем сам горазд… А выделяться он стал, как проблема и «идеология», именно во время общих разделений/выделений, в Новое время, после Французской революции.

Запутанность рассматриваемого вопроса «национализма/нации» связано ещё и с тем, что этнос и народ в разное время и в разных странах/культурах (политических культурах) тоже не одно и то же. Это ещё вопрос кого записывали в народ! (Вот это «записывание в народ» – и есть процесс создания «нации» и порождения «национализма»!) И было ли это принижающим именем, обозначением социальных низов, «почвы» под ногами; или обозначением некой определяющей правила, управляющей элиты, под-элиты и т.д… Кто – народ? За кем – слово и земля? На Западе общее отношение, общая политика была такова, что, как норма – «крестьян могли съедать овцы»; а могли те же крестьяне стать «гражданами свободного труда» – когда это нужно, когда было выгодно. На Востоке не выгода правила, но «подданство», то есть отношения «отец – дети», как это понималось в то, или иное время. И что не отменяло злоупотреблений, тирании, отношений разделённых «верха» и «низа». В России всегда в этом отношении всё было перемешано. Но народ всегда означал землю. Народ был на своей земле. Он мог прячься в барщине – да и было то закрепощение всего 200 лет, после Петра I – но был так на своей земле. Вспомните откуда пошло партизанство и война за отечество, «отечественная война»; эти слова не просто так, не для украшения.

И ещё, слово «нация» родилось в Новое время, в индустриальный период. Хотя таковые общности народов, объединённых, конституированных государственностью и имевших писаные права в рамках этой государственности были и в древние времена.

Итак, «национализм», который начинает выделяться, как квази-идеология, как политическое (социо-строительное) осознание особости – это обретение единства не просто на этничности, но на определённом мифе стержневого народа (который могут сформировать несколько этносов, родов), то есть на «ценности», принципе, которые он несёт. Связан ли такой «национализм» со строительством «нации»? Связан. Что сначала? А это связано и с тем, какую ценность несёт этот народ. Этот вопрос о ценности, о ментальности – исходный. И потому не будем здесь углубляться в варианты начала; процесс «нация-национализм» можно рассматривать разными проектами в разном уровне субъектности. И отношение конкретного народа к понятию «национализм» (положительное или отрицательное) зависит от того, реализован ли он именно в его матрице, его предназначении.

Строительство нации – это конституирование (записывание, формулирование и оформление, утверждение) того, кто «свой», конституирование представления о «свойности». Отсюда разный национализм, разный привкус национализма…

Что можем сказать в итоге?

От приоритетов «Я» и «Мы», от их соотношения – и разный «национализм», разные типы национализма. И разные нации, как сообщества одних принципов и приоритетов, одних ценностей, одного языка взаимопонимания. Национализмы, несмотря на то, что это вроде бы это об одном, на самом деле имеют свои, более глубинные ментальные основания. Первые 2 типа идут от интересов индивида и смыкаются. Третий строится на чувстве родства по культурным основаниям, по служению.

1. Либерально-Локковское (социал-дарвинистсткое) восприятие исходно разделяет всех на людей и недо-людей (неудачников, лохов, быдло, рабов, …), создаёт народы и недо-народы. И логично со временем в ответ на вызовы создаёт варианты расистского фашизма. Это «национализм выгоды», экономический национализм; пошлый и низкий. Сам по себе он не может формировать нацию; ну если только пиратское государство. (А нация – и есть государство, только со стороны общества.) Тем не менее, такое бандитское сообщество можно назвать «экономической нацией».

2. Национализм нации, как гражданского общества, общества, построенного на идее гражданства, идее права; в том числе отдельных индивидов в Новое время. Это политический национализм, и он смыкается с «экономическим национализмом». Это «политическая нация». И она при предельном развитии экономо-центризма (при капитализме) смыкается с «экономической нацией»

3. Сродное восприятие, ощущение фундаментальной важности культурно-языковой общности и поддержание её, невозможность жить за счёт другого, чувство справедливости, равенство перед высшим – всё это создают настоящий национализм, «роднянство». Это нация на базе Культуры, на базе определённых цивилизационных ценностей (если хотите – «культурная нация»).

Итак, могут быть 3 типа нации, как некой общности устремлений/интересов и некоего общественного оформления, некой общественной конструкции (и конечно, это связано с сознательным самоопределением и с матрицей сознания). Такими устремлениями/единениями являются: экономическая выгода, политическая целесообразность и культурно-смысловое единство. Всё это присутствует в обществе в лице отдельных носителей. Но речь о коллективном самоопределении, о коллективном проекте…

И если первые 2 национализма сходятся, то у роднянства есть вроде как похожий на него двойник, с которым они расходятся. Он на самом деле антипод роднянства. Это – шовинизм-расизм. Настоящие националисты, объединённые чувством родства народу, – всегда друзья другим националистам, понимающим это чувство; шовинисты – всегда враги другим шовинистам. И шовинисты по корневой сути непримиримости, выделенности/выгоды как раз и становятся родственниками и объединяются с экономическими и политическими националистами.

Любое понятие не существует без окружения: исторического, тематического, терминологического. Национализм, как понятие групповой общности, как стремление/отстаивание такой общности/идентичности, выводит обязательно дальше на вопрос о месте такой общности, о Родине. Вообще, национализм всегда имеет расширенное толкование, что и проявилось в исходном понятии нации, как сообщества граждан, как страны. Так вот эти 3 вида национализма через своё определение Родины очень хорошо показывают свою суть.

Родина для экономического национализма – там, где ты хорошо устроился, где выгодно, где место вложения денег. Родина для политического национализма – там, где ты проживаешь, где ты имеешь значение, имеешь права. Родина для роднянства – там, где покоятся предки и будут расти дети в единстве поколений и переживания за землю… Роднянство – это чувство заботы о близких по языку, по душе/нраву, по переживанию, по истории. А в расширительном толковании роднянство переходит в патриотизм, как чувство заботы об отечестве.

Негативное смыслообразование слова «национализм» как раз и призвано, отвратив от него, освободить и от этого чувства заботы. Это и проходит с народами, имеющими в основе чувство высокой справедливости. Защититься от такой манипуляции можно только глубоким осознанием этих особенностей национализмов, пониманием, что их природа не одинакова, и есть роднянство, которое как раз необходимо в реальной, здоровой, устойчивой и справедливой жизни среди многих народов. Легко же и спокойно принимать свой национализм, как раз народам, настроенным на выгоде и выделенности; как говорится, нигде не жмёт.

Роднянство должно стать знанием своей смысловой матрицы, своей национально-цивилизационной матрицы; и отстаиванием её от извращения. В таком роднянстве есть очень важное значение для человека – возможность прикоснуться к источнику и восстановить свои метафизические силы. И это связано вот с чем более общим. Отпадение от смысловой матрицы – есть содержание «греха». Любой «грех» (как некое нарушение) и создаёт это отключение со своей стороны, отхождение от целостности. А покаяние – есть возвращение к смысловой матрице. Роднянину легче не потерять живую связь, а потеряшись, легче найти путь обратно.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.