(4) Объективное и субъективное (соотношение); управление в мире

Обыденное понимание слов «объективность» и «субъективность» сопоставляет их с другой парой: «рациональность» (воспринимая её, как логичность, выверенность, целесообразность, умность, общезначимость) и «иррациональность» (воспринимая её, как вышеназванные качества с приставкой «не», что неверно, потому что это – «за-рациональное»). В обыденном, поверхностном восприятии два первые и два вторые элемента этих пар как бы представляют, характеризуют друг друга. Но постановка первой пары в другой форме: «субъектность» и «объектность», – сразу делает картину более объёмной. Эти понятия получают разные оценки в зависимости от сферы, места, контекста использования. Тогда и прилагательные «субъективное» и «объективное» требуют понимания своего контекста.

Субъект-объектная картина возникает в поле управления, во взгляде через призму управления. Субъект – это тот, кто в определённом пространстве деятельности имеет своё управление (и ответственность, как важнейший признак управления), свои цели/задачи, своё развитие. За пределами этой деятельности он может и не быть субъектом. Является ли он при этом объектом в чьём то управлении, зависит от социально-политической культуры, в которой он находится/действует. Представляется, что управление связано с рациональным типом деятельности, то есть с вербальностью, чёткостью заданий, контролем и т.д. Но это не совсем так. Как война может быть выиграна до сражений, так и успех управления может быть заложен не подробностью инструкций. Потому что дело имеется с людьми…

И всё же, есть ли некие уровни в управлении? И где, в каких уровнях больше рационального или иррационального? Вообще, Управление предполагает Понимание, Знание, Мировоззрение. И предполагает Проект. Уровень Проекта – это уровень Субъекта. При этом Субъект, выражающийся в Проекте, не может быть (иметь Проект) без того, что выше Проекта. Перед формулированием Проекта ему предшествуют по уровням вверх:
сначала – Природные Законы, Цели, Критерии,
выше – Принципы, Идеалы, Ценности,
и наверху –Мировоззрение, Метафизика (предельные основания).

Также, например, описывает иерархию управления и Концепция Общественной Безопасности (Зазнобин, Величко, Ефимов), но наверху определяется Предикция (предсказание), Концепция. Ниже, после Проекта следуют:
сначала – Механизмы и Пропорции,
затем – Правила, Нормы, Этика, писаные Законы,
и наконец, замыкает и оформляет факт управления и субъектности – Деятельность.

Понятно, что ниже Проекта больше рационального, как передачи и обеспечения задач; а выше – иррационального, как источника. Если потенциальные реализаторы Проекта соединяются на верхнем уровне понимания и полном знании вниз, то они все являются Субъектами; и тем устойчивее весь Проект… Они делают в молчании, они общаются молча… (Только не надо здесь обольщаться и обманываться; залог устойчивости – это ещё и реализм.)

В связи с взглядом через управление, имея представление о необходимости управления/согласования во всех элементах и уровнях социума, и видя целесообразное бытие природы, возникает вопрос об управлении там. В социуме за событиями, за управлением стоит субъект. А как в Большом естественном мире и сверх его пределов? Также? Древние на этот вопрос отвечали однозначно утвердительно в своих религиозных представлениях; и нынешние духовидцы отвечают также. И Платон отвечал также, назвав начало вещей эйдосами, идеями, каркасными энергиями по нынешнему. Не относя себя ни к кому из них, соответственно и промолчу.

Второй аспект этих терминов связан с вопросом объективности неких процессов, и в частности объективности истории…

Конечно, в истории есть и интересы, и объективное развитие человека и человечества. Стало привычно вслед марксистам считать предельно основательной причиной движения истории именно развитие экономики. Мы же считаем и это тоже следствием определённого развития духа, средой его развития в последнее время. История то началась не 2600 лет назад. Это только писаная история, историческая хронология имеет такую продолжительность. И это есть продолжительность западного мировоззренческого проекта.

Вообще, около даты 500 лет до н.э. на земле появляются, живут и проповедуют Конфуций, Будда, Заратустра, Пифагор, Сократ… Континент Азии и восточное средиземноморье становятся местом появления мировых религий. Это происходит перед наступлением «железной эпохи», которая кончилась «железным веком». Это было время начала так называемого «осевого времени», то есть времени, вышедшего из циклического повторения и получившего поступательное движение – в восприятии людей «железного века». Образовывается вектор «прошлое – настоящее – будущее», и описание событий – что собственно и создаёт историю – позволяет анализировать, оценивать, понимать, осознавать. В это время история начинается фиксироваться повсеместно. Появляются не только священные тексты, но и начинает складываться наука, то есть представление о мире в рациональных описаниях и обобщениях; появляется целенаправленный анализ. Это и было начало отсчёта западного времени, западного проекта.

Что значит «развитие духа»? Это – развитие содержания свободы, боговдохновенности свободы: сначала через Культуру, потом через Технологии, сначала медленно, потом всё быстрее – с различением нравственных основ творчества. Человечество набирается опыта в своём различении/вмещении; и в последнюю эпоху, эпоху технологий человечество через анализ идёт к всеобъемлющему синтезу.

Опять пресловутая свобода? Что здесь «так», а что «не так» – отчётливо стало видно в наше время. «Манящая звезда» свободы извечно была главным мотивом человека. В исторический же период «Нового времени» (то есть с перехода к индустрии и от так называемого европейского Возрождения к «Просвещению» – если хотите, «Иллюминатству»…) определённые, скажем так, креативные силы чутко улавливали неизбежно реализующиеся тренды, актуальные социально-экономические аттракторы, смысловые конкреции, притягивающие образы… – и возглавляли, «давая имена», содержание понятий, и направляя к своей пользе. Пути искажались; но не отменялись. Субъектность шла в соответствии с объективностью; но становящаяся объективность, её идеальное содержание входило в противоречие с навязываемым искажением…

Объективность истории – это объективность/закономерность развития общества. Если нет развития общества, то и нет истории, есть только бесконечное повторение циклов… А в чём проявляется закономерность в развитии общества? Если она есть, то она отдельная проходит в каждой своей строме: в Культуре, Политике, Экономике, – и при этом связана с человеком, его состоянием. Потому что развитие и прогресс только в человеке. В человеке – но через разное. Так в объективность начинает вплетаться субъективность. Но и кроме этого. Есть интересы, понимание в рамках ценностей, идеалов, задаваемых в национально-цивилизационном эгрегоре. По отношению отдельного человека эгрегоры есть определённая объективность. Но во времени этот процесс взаимодействия интересов как раз обоюдно субъектно-объектный, субъективно-объективный…

Итак, какая объективность/закономерность, касаемая человека, существует в страуме общества, в особенностях 3-х стром общества?

1. В экономике.

Экономика – основа материальных отношений социума. Среда внешних обменных отношений человека. Формирует его свободное время, влияет на физическое здоровье. Последние два фактора дают владеющим ими возможность влияния, то есть власть. С появлением денег – обменных эквивалентов, обменных универсалий – как эссенциально-выделенного и накапливаемого выражения первых двух факторов, на них начинает концентрироваться технология власти.

Но есть второй контур, реальный контур – производство и массовые материальные технологии. И здесь шли свои процессы. Они связаны были с проникновением вглубь вещества и в его разнообразие; связаны с накоплением разнообразия, с накоплением понимания его. Это с одной стороны. А с другой – технологии работы с веществом, с природой становились производительнее, в смысле возможностей концентрации силы, мощности. И третье. В управлении экономикой – неважно понималось ли в этих терминах – но механизмы управления и сбоя концентрировались на спросе/потреблении. И это начинало пересекаться с политикой, с властью.

В конечном итоге, с овладением вещества был осознан взаимообратный его атрибут – информация. Одновременно достижения технологий, в том числе производительность труда позволили в индустриальных странах обеспечить основные разумные потребности большинства населения… И это ознаменовало завершение этапа овладения вещественным; разумеется, через кризис в формате «пост», в том же пост-модернизме. В том числе через вакханалию оторвавшейся от вещественной составляющей экономики её информационно-денежной составляющей.

Информационная эпоха – с её возможностями и рисками, с её отчуждением виртуализацией – и требует нового осознания, нового откровения, требует поднятия на новый уровень силы и человечности.
Итогом должно стать разрешение противоречий, вызванных выделением отдельных сторон в крайнем их выражении. Аналитическое и опытное осознание предмета экономики в отрыве от целостности страума, от целостности общества неизбежно потребует восстановить целостность…

Как же сформулировать эту объективность? И какова субъектная роль в этом человека? Объективность в принципе описана выше, можно обойтись без присвоения имён. А вот значение человека сейчас очевидно, как никогда – перед лицом деградации, войн и уничтожения…

Причём значение и вес субъектности сейчас неизмеримо выше объектности! Возможности субъекта над объектом неизмеримо стали больше в сравнении с прошедшими эпохами, которые и развивались с ускорением в этом направлении.

Субъективность через знание и вмещение должна становиться субъектностью. Становление же массы субъектов в обществе – с преодолением в них объектов развития – создаёт настоящую объективность развития. Изживание объекта создаёт действительную объективность, не противоречащую субъектности, но соответствующую обоим. Объективность – есть Субъект.

Так перераспределяются на встречных курсах пропорции в этих 2-х парах. Так встречаются субъект и объективность. В высшей реальности; где иррациональное и рациональное – две постоянные стороны.
(Последние 3 абзаца – характеризуя наше время – будут относиться дальше и к остальным стромам общества, как вызов времени, как императив.)

Уж совсем не являясь специалистом в метафизике культуры и метафизике политики, тем не менее, отметим несколько моментов объективности их существования и развития.

2. В культуре.

Культура – это не фольклор, это глубинные смыслы и образы народа, архетипы. Это ценностные ориентиры, опознавательные метки, связанные с основами бытия. Культура порождается познанием в определённой среде, но и с уже неким составом душевной организации, некой духовной структурой. Из этого, закрепляясь в поколениях, формируется ядро Традиции и внешние её оболочки. В первой оболочке и находятся культурные архетипы или прото-культура. Сознание, формируясь одновременно с языком и речевым аппаратом (см. дальше), закрепляет уже более внешние образы. Развитие «общественного сознания» – и есть развитие уже Культуры общества, как накопленного опыта адекватной деятельности в социальном и природном контексте.

Культура оформляет и накапливает знание, выполняя задачи и сохранения, и развития. Но эта «количественность», эта полнота не есть главное её содержание. Это внешнее. Главное содержание культуры – в формировании субъекта, в трансформации субъект-объектных отношений, свойственных национально-цивилизационной матрице. Через культуру происходит главное для человека/общества – осознание ядра, овладение сверхсознательным и переход к сознательному строительству социума в соответствии со своей ценностно-смысловой матрицей. Развитие культуры, сквозь остановки и движение вспять, ведёт именно к этому. Ведёт вслед за трансцендентным стремлением к счастью, к высшему.

3. В политике.

Политика – это объединение субъектных воль/интересов, единение общественных энергий в достижении смысловых целей. А значит – уже как этапы технологии – это осознание целей и выработка общих позиций по вопросам, затрагивающим сообщество. Политика – это деятельность, а не болтовня; причём деятельность на благо сообщества. Без этого мы получаем политиканство. Потому политика – это практика, это правда жизни, а политиканство всегда связано с ложью. Если этого не различать и не требовать такого понимания/называния, то управление общества быстро претерпевает деградацию.
Власть в идеале должна организовать взаимодействие в материальном производстве, в экономической жизни – и только. И ещё защищать, поддерживать уровень культуры. Выводит же на новые уровни культуры само общество, человек.

Политика всегда шла от культурной и/или экономической целесообразности. Культура и Технологии – 2 модуса, 2 стороны, 2 компонента движения Истории. Политика и выбирает то или иное движение. И здесь возникает вопрос о качестве власти, о понимании объекта управления. Об отношении власти и народа. И о становлении народа – точнее общества! – действительным и ответственным субъектом власти.

К чему идёт политика, как сфера общества? В чём объективность развития политики? В чём основа этого развития?

Основа развития политики – в развитии содержания свободы человека, при всех, опять же, движениях вспять и попытках манипуляции этим процессом. Потому что политика – это, прежде всего, интересы Человека.

Развитие западной экономики поддерживало идеологию свободы. Здесь были совпадения с правдой; совпадения – потому что Свобода больше просто отвязанности, простой специализации и материальной обеспеченности. И эти совпадения были до момента удовлетворения нормальных потребностей большинства людей и одновременно с этим появлением информационных технологий, в том числе влияющих на жизненные приоритеты человека. Дальше примитивные интересы экономического роста создали тотальное манипулирование, пост-модерн и соответствующую политику.

На самом деле западное индустриальное развитие – это путь отчуждения человека от мира в разных проявлениях (в том числе, например, в урбанизации). Возможна была и другая модернизация, но индустриально-экономическое развитие начала гонка за прибылью.

Что же происходит сейчас? А происходит перелом на пути в Будущее. В информационную эпоху происходит определение и формирование будущего человека. Или это будет сетевой человек, корпоративный человек, био-чиповый элемент могущественного роя, получающий и отдающий своё по заведённому порядку; и получающий по порядку удовольствие. Или это будет человек божеский, сохранивший ценности и смыслы семьи (рода), народа и родины, сохранивший личностное стремление к высокому и обретающий в этом своё счастье. Они столкнутся в понимании Познания и Любви – 2-х смысловых максим бытия. И разойдутся: первый – в пассивное потребление, второй – в восхождение себя и созидание. Первый – в желание удовольствий, второй – в радость взаимной отдачи. Первый – частью всеобщей машины, второй – действительно свободным среди свободных.

Действительный человек сохраняет своё ядро, свою природу, и всей своей жизнью, каждый день постигает и любит. Смысловая пара: Познание и Любовь, – достигается в жизни реализацией бытийной пары качеств: Правда и Добро. Без звучания в человеке этих мотивов, его жизнь сразу переходит в «зрительный зал».

И Добро – от человека. А Правда – от общества, от устройства социальной жизни, от царя в обществе.

Всё, что было написано ранее, было направлено в утверждение действительного человека. Вся предложенная система механизмов – в альтернативу Злу бесчеловечности, в альтернативу её рациональной системе. Сверхрациональное в человеческом мире не состоится без оформления рационального. Без противопоставления одной рациональности не получится другой рациональности…

Политика, то есть сознательно-объективное объединение энергий людей, а значит соответствие их действительной правде, значит сейчас для нашего будущего много больше экономических объективаций и внешне-культурных разграничений. Потому и важна сейчас в реальных построениях опора на народную ценностно-смысловую матрицу.

В каких требованиях качества собирается сейчас процесс объективного развития политики?

1. Адекватность политики. Властвование (управление, принятие решений) – не от рефлексий вождя, не от понимания/желания элиты, не от теорий. А от знания реального общества, то есть знания его ценностно-смысловой матрицы.

2. Открытость политики. Движение от инстинктивного правления (по инстинкту власти) и ручного управления к высшему управлению в связи верха и низа властной пирамиды, к ценностно-ориентированному управлению (по КОБ – концептуальному, безструктурному).

3. Главное. Политика должна впитать и обеспечить объективное развитие культуры и экономики, которые были описаны выше.

Завершая этот пункт надо ещё сказать о «детской болезни» объективации, то есть о присваивании всякому процессу силы закона с созданием новых терминов с заглавной буквы, аббревиатур и «измов». Объективация – это создание из явлений неких сущностей, которые начинают жить своей жизнью; продукт анализа начинает синтезировать жизнь. Здесь на каждый «чих» создают закон, вроде как управляющий процессом. А человеку остаётся подчиниться этой «объективности»… От этого надо отличать написание отдельных понятий с большой буквы, как выделение их заглавности или акцент качества в конкретном случае. В любом предмете есть идея (идеал) и её реализация; так вот первое – всегда с заглавной буквы. Мы все знаем, что есть нечто/некто с маленькой буквы и с большой буквы. Надо также отличать – по обертонам – и предложение рабочих гипотез, объясняющих и обобщающих некие явления или феномены; в этом случае не звучат претензии и оставляется простор для обсуждения. Но главное – какое место оставляется человеку, является ли он стержнем процессов…

Такой же объективацией – другой стороной этой болезни – является отношение к предкам, к прошлым людям, как к примитивным… Часто они были гораздо адекватнее нас, были не утерявшими непосредственность чувствования окружающего мира. Они были ближе, непосредственнее к нашему эйдосу (сверхсознательному), а значит и ближе к истине. И не важно то, что у них меньше было подробностей, детализаций, углублений в какой-то стороне.

Но и другой ошибкой объективации является наделение далёких предшественников (особенно известных, признанных) нашими нынешними представлениями, вплоть до одного и того же толкования понятий, одного и того же представления о мире; без поправок на культурный контекст и уровень представлений в обществе.

Все 3 искажения объединяет нечто общее – интерес нынешнего субъекта. За объективацией стоит банальное детское желание той или иной натяжкой, тем или иным притягиванием придать себе больше значения (или больше уверенности). Бог бы с ней – этой болезнью самолюбия; да вот полу-правда имеет качество привыкания и постепенного искажения путей познания и самой предметной области.

4 комментария

FKspartak
И опять согласен по сути. Но Сергей, тут же можно обсуждать практически каждый абзац!
Например:
«Что значит «развитие духа»? Это – развитие содержания свободы, боговдохновенности свободы: сначала через Культуру, потом через Технологии, сначала медленно, потом всё быстрее – с различением нравственных основ творчества. Человечество набирается опыта в своём различении/вмещении; и в последнюю эпоху, эпоху технологий человечество через анализ идёт к всеобъемлющему синтезу.» — почему последнюю? Это что: снова прямое знание?

«Информационная эпоха – с её возможностями и рисками, с её отчуждением виртуализацией – и требует нового осознания, нового откровения, требует поднятия на новый уровень силы и человечности.» — можно обсуждать трактовку информационного общества, некоторые трактуют его как "магическое".

«Вообще, около даты 500 лет до н.э. на земле появляются, живут и проповедуют Конфуций, Будда, Заратустра, Пифагор, Сократ… Континент Азии и восточное средиземноморье становятся местом появления мировых религий. Это происходит перед наступлением «железной эпохи», которая кончилась «железным веком». Это было время начала так называемого «осевого времени», то есть времени, вышедшего из циклического повторения и получившего поступательное движение – в восприятии людей «железного века». Образовывается вектор «прошлое – настоящее – будущее», и описание событий – что собственно и создаёт историю – позволяет анализировать, оценивать, понимать, осознавать. В это время история начинается фиксироваться повсеместно. Появляются не только священные тексты, но и начинает складываться наука, то есть представление о мире в рациональных описаниях и обобщениях; появляется целенаправленный анализ. Это и было начало отсчёта западного времени, западного проекта.» — это вообще отдельная, гигантская! тема. Ну нельзя же так походя. Тут масса точек зрения. И насчёт западного человека — не всё так просто.
«Или это будет сетевой человек, корпоративный человек, био-чиповый элемент могущественного роя, получающий и отдающий своё по заведённому порядку; и получающий по порядку удовольствие. Или это будет человек божеский, сохранивший ценности и смыслы семьи (рода), народа и родины, сохранивший личностное стремление к высокому и обретающий в этом своё счастье. Они столкнутся в понимании Познания и Любви – 2-х смысловых максим бытия. И разойдутся: первый – в пассивное потребление, второй – в восхождение себя и созидание. Первый – в желание удовольствий, второй – в радость взаимной отдачи. Первый – частью всеобщей машины, второй – действительно свободным среди свободных.» — это тоже отдельная тема, о том, что такое человек и кто такие люди, и будет ли сетевой человек человеком на самом деле.
И т.д. и т.п.
А суть в этом абзаце:
«Опять пресловутая свобода? Что здесь «так», а что «не так» – отчётливо стало видно в наше время. «Манящая звезда» свободы извечно была главным мотивом человека. В исторический же период «Нового времени» (то есть с перехода к индустрии и от так называемого европейского Возрождения к «Просвещению» – если хотите, «Иллюминатству»…) определённые, скажем так, креативные силы чутко улавливали неизбежно реализующиеся тренды, актуальные социально-экономические аттракторы, смысловые конкреции, притягивающие образы… – и возглавляли, «давая имена», содержание понятий, и направляя к своей пользе. Пути искажались; но не отменялись. Субъектность шла в соответствии с объективностью; но становящаяся объективность, её идеальное содержание входило в противоречие с навязываемым искажением…».
Хотя и здесь про иллюминатство — ну это же совершенно здесь не важно и спорно.
Я вот читаю Ваш материал и понимаю: у меня в голове каша из согласий и противоречий, причём согласия — концептуальные, а противоречия мелкие какие-то, но мешают ужасно.
Это умышленная подача материала?
Сергей_А_Алфёров
Добрый вечер.
Жалко, что не могу обратиться по имени (как и в ситуации с колобком-в-кубе)
Прочитал до конца, и фактически остался только один вопрос — последний.
Но всё же пройду с начала.
(1)Последние времена — последние для времени разъединения (анализа без вмещения, ...)
(2)Кстати, очень хорошо! Проценты (банковская виртуальность) — это и есть магия, то есть заимствование из будущего…
(3) Некоторые гигантские темы необходимо вмещать в один абзац (чтобы назвать её суть) Вопрос — названа ли?
(4) Насчёт человека — это вообще исходное. И конечно — огромное. Но здесь нужна позиция и постановка проблем! Опять же вопрос — нужны ли здесь развёрнутые доказательства? Этот текст всё же не отдельный, а в составе книги… И эта тема в книге — не главная. Главная — проект…
(5)Почему Вы против упоминания иллюминатства?
Хорошо, что здесь есть именно концептуальное согласие. Потому что текст — концептуальный. И надо ещё дочитать до конца всех пунктов…
FKspartak
Почему я против «иллюминатства»? Да я не против, просто хотел проиллюстрировать свою мысль о том, что в тексте много сссылок, требующих отдельной доказательной базы, которые, лично для меня, тяжелы в восприятии и размывают линию доказательства основного тезиса. Ну а по существу «иллюминатства»… Опять же, если считать его самостоятельным течением, что спорно. Ну да, абсолютизацию человеческой личности и самоценности человеческой жизни приписывают им. Но для чего они это делают? Чтобы лишить опоры в жизни и привести своего царя? А кто этот царь? Тот ли что у масонов? Или тот, что у тамплиеров? Или тот, что у ордена Приората Сиона? Или тот, что у Ордена Дракона? В любом случае — это отдельная тема, на мой взгляд.
То ли у меня лично так ум устроен, что увидев ссылку, я ищу её обоснование там же, где нашёл ссылку и не находя обоснования, делаю в уме пометку: необосновано. Оно, может, и обосновано будет потом, но ссылку я забуду, а пометка «необосновано» останется.
Все мои замечания, по сути, к форме изложения. Ну да ладно, так, так «так». В конце концов, «концепт» и «миф» — разные понятия.
Сергей_А_Алфёров
Как назвать те тексты, где уже всё сводится и называется без доказательства. Они были раньше (или очевидны из косвенных сопоставления и последствий). И «здесь» уже лишние, отяжеляющие…
"… чего же боле, что я могу ещё сказать?"
А что содержится за одними и теми же декларациями — это действительно отдельная тема или отдельный исследовательский взгляд.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.