Финансовый контр-проект

Экономика /
Говорить о крушении глобальной финансовой системы, базирующейся на долларе я не буду, но хотел поднять вопрос о том, к какой системе стоит стремиться. Векторы борьбы в области глобальной валюты сегодня абсолютно понятны. Одна часть глобальной элиты всячески стремиться сохранить расчет в долларах, другая пытается ввести новую наднацинальную валюту, укрепляющую позиции «мирового правительства». Борьба идет с переменным успехом, что прекрасно иллюстрирует история со Стросс-Каном. В любом случае, выигрывает какая либо группа финансовой олигархии, а проигрывают национальные интересы подавляющего большинства стран и все человечество в целом.

Между тем, проблема международных расчетов стоит необычайно остро, поскольку сегодня мир фактически находится в заложниках у экономики США, которые пытаются решить свои проблемы за счет остальных. Чтобы вырваться из сетей финансовой олигархии, нужно говорить о необходимости создания финансового контр-проекта.

Отдельные попытки исключить доллар и новую «валюту мирового правительства» существуют, прежде всего, это желание ряда стран ввести взаиморасчеты (или «клиринг») в национальных валютах. Здесь нужно отметить начало торговли в рублях и юанях между Россией и Китаем в 2010 и валютные свопы Китая с Юж. Кореей, Гонконгом, Малайзией, Белоруссией и другие.

А также небольших наднациональных валютных союзах:

— валютный союз стран Боливарианского Альянса с виртуальной денежной единицей «сукре» («золотой боливар»);
— Китай, Япония и большая часть стран АСЕАН, которые планируют ввод «акю»;
— Африку, что еще в 2006 году подумывала об «афро»;
— валютный союз стран Персидского Залива предусматривает ввод «динара залива» («халиджи») и т.д.

Между тем, столь раздробленные системы усложнят более сложные взаиморасчеты между странами, куда очевидно потенциально могут войти не только страны БРИКС, Латинской Америки, большинство стран арабской дуги, но и многие другие.

Поэтому задачей ближайшего времени является создание финансового центра в виде Международной Клиринговой Палаты (системы расчета) для национальных валют, не позволявшей ни одной валюте стать резервной. Таким образом, можно решить не только проблему, которая неминуемо возникнет в связи с грядущим падением статуса доллара, но и не позволит создать нового «финансового монстра», привязанного к валюте и политике одного государства (кто бы это не был).

Единицей учета может стать «нео-банкора», о котором еще в 1944 говорил Д.М.Кейнс. Тогда ему не суждено было воплотиться в жизнь. Бреттон-Вудская система выстроилась вокруг плана Казначейства США — обогатившихся в ходе Второй Мировой (к 1944 году ВВП США и золотой запас стали составлять 50% от общемировых, а к 1947 году – и все 70% от мировых запасов золота).

1. Очевидно, что создаваемая Клиринговая палата должна выступать пассивным игроком валютного рынка, которой запрещено оперировать национальными валютами и проводить эмиссию «нео-банкора».

2. «Нео-банкор» должен иметь обеспечение – только привязать его по стоимости следует не только к золоту, а к среднеарифметической стоимости 30 основных биржевых товаров. Среди которых, помимо «традиционных» редкоземельных металлов (которые нужно частично внести в уставной капитал в натуральном виде), стоимости углеводородов, нужно добавить стоимость биржевых продуктов – таких, как кофе/пшеница/рис и стоимость производства 1 кВт*ч (эти товары должны быть представлены в виде депозитарных расписок национальных правительств по поставкам в натуральном виде).

Таким образом, страны, обладающие разными природными ресурсами, окажутся в равновесном положении.
Это позволит не только нивелировать колебания цены «необанкора», но и придать ему реальное товарностное наполнение (в противоположность от виртуального доллара). При этом товарностное наполнение не будет ограниченно размерами исключительно золота, что может наложить ограничения на развитие экономики (наибольшим золотым запасом на сегодня обладает Китай, который еще в 2008 году через посредничество Ротшильдов запланировал покупку до 10.000 тонн золота – при 790 тонн у РФ).

3. Не сложно определить и правила, которые во многом позволят избежать наблюдаемого сегодня хаоса и всевозможных финансовых спекуляций:

— во-первых, фиксация валютных курсов на этапе создания международной валютной системы должна проводиться на основе совместных консультаций и соглашений;
— во-вторых, корректировку фиксации необходимо осуществлять настолько редко, насколько это возможно.

Страны смогут изменять фиксированные курсы своих валют, однако следует разработать объективные правила, по которым будут осуществляться девальвации и ревальвации.

Кроме того, необходимо говорить о выравнивании дисбаланса мировой торговли.

В новой универсальной международной расчетной денежной единице – «нео-банкоре», — можно измерять дефицит и профицит внешнеторгового баланса. Каждое государство должно иметь квоту, пропорциональную его внешней торговле и предел овердрафта, сверх которого оно не могло бы иметь долгов по отношению к клиринговому союзу.

Банкор не должен был конвертироваться в золото или другую мировую валюту, поэтому дебетовые сальдо не могут изыматься их владельцами в качестве самостоятельной денежной ценности.

Для того чтобы обеспечить работоспособность системы, страны должны были иметь мощный стимул к тому, чтобы рассчитаться по счетам к концу года, чтобы не иметь ни задолженности, ни профицита. Для выравнивания дисбалансов, страна, отрицательное сальдо которой превышает 1/4 ее квоты, должна платить % за пользование счетом и провести девальвацию (примерно на 5%). Если дебетовое сальдо превышает 1/2 квоты, клиринговый союз может потребовать от страны выплаты в натуральном виде – согласно внесенным товарным депозитам, а также более значительной девальвации ее валюты.

При этом, под аналогичным давлением были и страны, имеющие профицит внешнеторгового баланса сверх установленных квот. Если страна к концу года имеет профицит величиной более 1/2 предельной величины овердрафта, она также должна оплатить сбор за пользование счетом, провести ревальвацию своей валюты и стимулировать вывоз капитала. Если к концу года профицит превышает установленную предельную величину, избыток конфискуется. Таким образом, страны с большим положительным сальдо имели бы стимул избавляться от него, тем самым автоматически покрывая отрицательное сальдо других стран.

Этими «сборами» богатые нации должны побуждаться постоянно распределять свою прибыль от торговли в пользу тех неразвитых стран, продукцию которых они импортируют или которым они дают дешевые кредиты.

Разумнее всего начинать организовывать Международную Клиринговую палату в рамках стран БРИКС, Латинской Америки и арабских стран. Место расположения Международной Клиринговой палаты нужно обсуждать, но территория России, находящейся на двух континентах, выглядит весьма перспективной.

Почему важно начать этот процесс? Так или иначе он произойдет – поскольку на гезеллевские деньги в недалекой перспективе перейдут многие страны – начиная с Японии в 2014 году. О переходе задумываются и в ЕС (Бернар Лиетар). Но это локальные деньги и вести в них международные расчеты сложно – поскольку каждое государство или валютный союз будет самостоятельно определять величину демерреджа. Т.о. вопрос о Международной Клиринговой возникнет в любом случае. При этом мы помним, что в стратегии выигрывает тот, кто устанавливает правила, имея возможность их менять. Очевидно, что те, кто начнет устанавливать правила расчетов в новой международной расчетной единице, выиграет стратегически.

Еще одним аргументом «за» введение БРИКС-банкора — является повышение роли SDR — которые в МВФ стали рассматривать как «новую мировую валюту» — и здесь финолигархия очевидно рассчитывает погреть на них свои паучьи лапки.

В свое время апологет «махрового либерализма» Фридрих Хайек в книге «Частные деньги» предложил способ достижения стабильности денег — существование параллельных валют. При этом подобно тому, как конкуренция между обычными товарами способствует улучшению их потребительских свойств и отбраковке низкокачественной продукции, конкуренция между частными валютами произведет отбраковку плохо обеспеченных и плохо управляемых валют. Останутся те валюты, которые будут наилучшим образом выполнять функции денег: служить средством платежа и сохранять свою стоимость во времени (понятно, что именно о этой идее либерального гуру благополучно «забыли» его почитатели). Так вот – нам необходимо запустить новую мировую валюту «БРИКС-банкор» с товарностным наполнением — и посмотреть, какая из новых «мировых валют» будет более устойчивой.

Из доклада Уильяма Энгдала на международной конференции «Геополитика многополярного мира» на социологическом факультете МГУ.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.